SpyLOG
Сегодня: 13 Декабрь 2017, Срд
Карта сайта
«Человек – мир маленький, мир – человек большой»

Армен Григорян, «Крематорий»: «Я получил заряд добра и надежды»

«Есть вещи, которые стоят над религиями, странами и нашими представлениями об этом мире. И то, что было сегодня – стоит над этим миром, двигает сознание человека», - так прокомментировал Армен Григорян, лидер группы «Крематорий», свое участие в проекте «Мудрый рок-н-ролл».
15.11.2007

Иван Дыховичный: «Для того чтобы жить, необходимо постоянно развиваться»


культура, искусство, кино 

В свое время американские психологи разработали теорию, оправдывающую фильмы с повышенным содержанием доли насилия. По их мнению, просмотр боевика или триллера служит для зрителя некоей разрядкой, возможностью выплеснуть накопившуюся скрытую агрессию. Сегодня же нам приходится задумываться, как художественное насилие, заполнившее экраны, повлияло на наше мировоззрение. Волна насилия прокатилась по широкоформатным экранам, и вот уже побежали титры… А мы не стали чище, мягче и добрее. Цирк уехал, а эгоизм, агрессия и нетерпимость остались…

Иван Дыховичный: «Для того чтобы жить, необходимо постоянно развиваться» – Высокие слова, что нужно любить друг друга, существуют уже не первое столетие, – говорит известный элитарный режиссер Иван Дыховичный (фильмы «Прорва», «Черный монах», «Музыка для декабря» и пр.), – это все знают, но никто никого не любит.

Искусство, безусловно, заставляет человека сострадать, переживать, думать, ощущать другого. Обидно, когда человек способный провоцирует людей на неверное отношение друг к другу. Потому что не бывает ситуации, когда все плохие, а мы – хорошие. Потенциально мы здоровая нация, но очень тяжело заболели. Первая наша болезнь – беспамятство. Вторая – презрение к ближнему. Третья – отсутствие всякой терпимости.

Когда мы просто стреляем направо и налево, заливая экран морем крови, мы убиваем внешних врагов, забыв о "врагах внутренних", о черных сторонах нашей души, и это – тупик.

– Воспитывать, давать «разрядку», бороться на экранах с ветряными мельницами уже бесполезно… Есть ли другой путь?

– Человеку нужна трагедия, ему нужно что-то пережить, он сам себя втягивает в такие моменты. Во всяком случае, мне, например, эти переживания бывают необходимы, потому что в искусстве это все есть: страсти, падения. Есть такие опасные вещи, как тема смерти и жизни человеческой, ее ценности.

Все это высокие слова, но когда попадаешь, например, в больницу, все эти для тебя вопросы открываются заново, прямо лоб в лоб. И если ты стараешься убежать от них, ты слабый человек, который думает, что это состояние можно переждать, спрятаться от проблемы. Ни отчего ты не сможешь уйти просто так. Надо продолжать играть, хотя для того, чтобы перейти в другое качество, требуется огромное количество воли, душевной радости. Это большая работа.

Если ты находишься в состоянии игры, карнавала, то тебе действительно хочется любить какого-то человека, все кажутся близкими и родными. И они делаются отраженно лучше, и тебе легче жить рядом. Если вы вводите себя в это состояние, то вам никто и ничто не смогут ничего сделать. Это очень интересная вещь. В таком настроении вы можете пройти что угодно! Этот ход дает такое превосходство! Но! Мы любим хандрить, мы себя жалеем.

– Такая игра – это внутренний рост, правильно?

– Мне кажется, что вообще человек должен быть по жизни играющим, и это похоже на то, как играет шампанское, как играют бриллианты… Игра блеска человеческого.

Все, что я сделал, я делал в этом состоянии. Не всегда, конечно, ведь среда старается стянуть из этого состояния вниз. У нас в стране даже выражения лиц у людей в метро, на улице какое-то презрительное. Я никогда не видел в других странах такого оценивающего, уничижающего первого взгляда!

– Быть может, это самозащита?

– Я думал об этом. Потом перестал. Когда я вижу человека впервые – это всегда интерес, ожидание чуда: новый человек, неожиданная встреча – новый мир! А на меня смотрят с подтекстом: «Вам чего надо?».

– Может быть, это происходит потому, что все стали эгоистами и не хотят дать другому чуть-чуть тепла?

– Вы, наверное, правы. Люди считают, что они сохраняют в себе добро, экономя чувства. Они сравнивают душевное тепло с богатством, которое можно прокутить, растратить. Богатство – очень обременительная вещь, это общеизвестно.

– Конечно, ведь даже в доме, если он завален хламом, не найдется места для чего-то нового, да и вообще – для жизни.

– Для того чтобы жить, нужно все время развиваться. Совершенно неинтересно жить для того, чтобы просто есть, ходить в туалет или поехать на свою дачу. Как в семейных отношениях (я имею в виду мужа и жену с детьми), если развитие останавливается, то это мертвые отношения, это мертвые люди, понимаете? Как будто они больны эгоизмом, равнодушием. И здесь, как в любой болезни, есть одна опасность – вы начинаете смотреть внутрь себя, начинаете очень бояться смерти или еще чего-то. И вы превращаетесь в полного эгоиста, слушаете только себя, словно превращаетесь в труп при жизни.

Точно так же как люди, которые ни с кем не хотят делиться своими чувствами.

Они говорят: «Ты мне приведи какую-нибудь барышню, только чтобы не тратить время на ухаживания». Это тоже самое, что стрелять в привязанную к дереву птицу вместо того, чтобы идти на охоту? Какая это охота, вы с ума сошли? Понимаете?

Эти люди – трупы. Без чувств, без игры, без развития они теряют ощущение жизни, они думают, что они ею владеют. Но на самом деле они ничем не владеют.

5.0

Теги:

кино культура развитие

Рубрики

Культура, искусство, кино

Добавить комментарий

Университет Российской академии образования «Мудрый рок-н-ролл» в «контакте» Международная академия каббалы Psychologies.Ru Международная академия наук высшей школы Блог газеты «Новое человечество»